НовостиОставайтесь в курсе событий

Новости металлургии

Российский и мировой рынок стали: 8-15 сентября 2019 г.

Московский финансовый форум, состоявшийся 12-13 сентября, дал ответы на некоторые вопросы, но еще больше сложных мест так и осталось не проясненными. Так, в принципе, понятно, за счет чего может ускорить свой рост российская экономика, но не ясно, как этот рост организовать, т. е. наполнить имеющиеся концепции реальными делами.

Между тем, в ближайшие годы нам, пожалуй, придется осваивать искусство развития с опорой на собственные силы. Обстановка в мировой экономике становится все более тревожной. Рынок стали падает. Ухудшение внешней конъюнктуры способствует снижению и явно завышенных летних цен на прокат в России, но основной проблемой для отечественных поставщиков все-таки остается недостаточный внутренний спрос. И хотя разговоров о том, как поднять нашу экономику, очень много, заметных улучшений пока не происходит.

Вопрос о том, почему профицит российского бюджета, национальные проекты и финансовая стабильность никак не могут трансформироваться в реальные зримые достижения, предсказуемо оказался в центре внимания Московского форума. Однако четких и понятных ответов, которые могли бы стать основой для конкретных действий, пожалуй, так и не было найдено.

Правительство сейчас, похоже, проходит стадию написания различных программ — перехода к новым принципам управления, стимулирования инвестиционной деятельности, мер по поддержке строительной отрасли, обновлению общественного транспорта в десяти крупных городах страны и так далее, и тому подобное. Не завершен пока и процесс составления федеральных программ, по которым должна проводиться реализация национальных проектов.

В принципе, вещь это нужная и даже полезная, поскольку, как минимум, помогает «проговорить» и понять многие важные вещи. Проблема лишь в том, что между пунктами «улучшить...», «углубить...» и «внедрить», с одной стороны, и реальным углублением, улучшением и внедрением, как правило, пролегает дистанция огромного размера, часто непреодолимая.

Дискуссии в рамках Форума также в целом показали, что деньги не являются универсальным инструментом в решении экономических проблем государства. То, что бюджет полон, а к нему уже можно добавлять средства из Фонда национального благосостояния, - это очень хорошо. Но вот потратить эти средства с умом, толком и пользой, как оказалось, - очень не простая наука. То, что нацпроекты недофинансируются, - не только вина, но и беда их идеологов и главных исполнителей.

Глава ЦБ России Эльвира Набиуллина, выступая на банковском форуме в Сочи, в очередной раз заявила, что экономический рост нельзя ускорить мерами кредитно-денежной политики, а использовать для этой цели «печатный станок» вообще противопоказано. То, что дешевые деньги — не панацея для экономики, доказано Евросоюзом, где ключевая ставка стоит на нуле, а с 1 ноября стартует новая серия программы «количественного смягчения», т. е. скупки различных мусорных активов с нулевой ценностью, но по балансовой стоимости. Как раз именно Европа в последние месяцы переживает экономическую стагнацию, причем, за нее еще всерьез не брались Штаты. Хотя у президента Дональда Трампа в запасе остается отложенное решение по пошлинам на европейские автомобили и автокомпоненты.

Российские проблемы отчасти сходны с европейскими — и у нас, и у них похожие трудности со снижающимся платежеспособным спросом. Но в Европе еще есть и рынок капитала, который практически полностью отсутствует в России. Отечественным компаниям, если это не «голубые фишки», можно взять деньги только в банке, а финансовые учреждения как всякие уважающие себя монополисты берут за свои услуги непомерно высокую плату. С этой точки зрения процентные ставки в России и в самом деле очень высоки, но не столько из-за политики Центробанка, сколько из-за неразвитости небанковских каналов финансирования. Однако же и сам российский бизнес не без греха, так что наличие высокой банковской премии «за риск» вполне объяснимо.

Доверие и компетенция — одни из самых дефицитных ресурсов в российской экономике. Все специальные инвестиционные контракты и другие меры государственной поддержки инвестиций работают у нас фактически в ручном режиме, что, кстати, показали и дискуссии на Московском форуме. Госкорпорации, крупные российские и иностранные компании, заключая соглашения с государством, по крайней мере, отвечают свои слова и чересчур крупные и заметные, чтобы спрятаться. Отбором заслуживающих доверия предпринимателей и реально интересных и перспективных проектов занимается — и очень эффективно — ФРП. Но экономический рост в стране ускорится, лишь когда эта бизнес-элита увлечет за собой массы. А этого пока не происходит.

Некоторые участники Форума утверждали, что у нас, мол, «граната»... то есть, конечно, система управления не той системы либо слишком много государства в экономике. И по-видимому, в некоторой степени это так. Но не потому, что в России слишком большая часть ВВП создается в госсекторе либо в рамках государственных заказов — как показывает опыт последних лет, это, скорее благо, поскольку облегчает реализацию долгосрочных стратегических проектов.

Проблема, вероятно, заключается в том, что российский средний и малый бизнес плотно обложен «флажками» нормативных актов. И очень трудно в реальной работе не коснуться хотя бы одного из них и не получить в ответ штраф и кучу проблем на свою голову. Вряд ли здесь сильно поможет «регуляторная гильотина», о которой много говорят в правительстве: дело-то не в количестве проверок и предписаний, а в их качестве, т. е. сложности соблюдения правил и карах за их нарушения. О госзакупках, откатах и сращивании недобросовестного бизнеса с местным начальством можно даже не говорить. Эти гири на ногах российской экономики, наверное, в принципе неснимаемые.

Вот и получается, что единственная возможность ускорения роста российской экономики на данный момент — это крупные государственные и частные проекты, которые, по крайней мере, будут реализованы, а выделенные на них средства в какой-то степени дойдут до реальных отечественных поставщиков продукции и исполнителей услуг. Надо только подождать, пока напишут соответствующую программу и все-таки начнут строить. Скорее всего, процесс пойдет даже не в 2020-том, а, скорее, в 2021 г. Вот тогда можно будет рассчитывать на увеличение спроса на стальную продукцию в России и новые заказы, правда, по большей части, напрямую для металлургических предприятий.

Хорошо, если к тому времени не произойдут серьезные неприятности за рубежом, где уже сейчас весьма тревожно. Мировой рынок стали в начале сентября сильно просел. Во многих сегментах цены упали на уровень двухлетней давности или даже февраля 2017 г. Обвалились котировки на заготовку и горячекатаный прокат российского производства, причем спрос на них просто недостаточный, одним только понижением цен его не восстановишь.

Еще один характерный сигнал — в последнее время заметно изменилось содержание рубрики «Черная металлургия за рубежом» на сайте МСС. Количество новостей о запуске новых проектов и даже заказах нового оборудования сильно сократилось по сравнению с первой половиной прошлого года. Никто ни во что не хочет инвестировать. На прежнем уровне держится только Китай.

Экономика КНР тоже находится под ударом. Торговая война со США действительно привела к сокращению экспорта (хотя американский экспорт в Китай уменьшился еще сильнее), больше года продолжается спад в автомобилестроении. Власти реагируют на это принятием новых стимулирующих мер — так, недавно китайским банкам снизили норму резервирования, что дает им возможность выдавать больше кредитов. Но как долго еще удастся проводить такую политику без серьезных видимых последствий, большой вопрос.

Сейчас в Китае рынок стали выходит на пик потребления перед празднованием 70-й годовщины основания КНР в начале октября. Стоимость проката в стране снова возросла, а железная руда вообще неожиданно скакнула почти до $100 за т. Это может способствовать стабилизации и даже повышению котировок на других рынках. Но в общемировом масштабе положение все равно остается неустойчивым. Вполне вероятно, что мир просто подталкивают к новому глобальному экономическому кризису.

И вот тогда иметь хоть какую-то программу действий будет лучше, чем не иметь никакой.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференциях "Проволока-Крепеж" (Москва, 25-26 сентября) и "Рынок металлов Центральной Азии" (Ташкент, 10-11 октября).

Значительную часть дебютных евробондов ЧТПЗ выкупили инвесторы из Великобритании и РФ

Большую часть дебютных еврооблигаций ЧТПЗ выкупили инвесторы из Великобритании и России, сообщил РИА Новости Денис Шулаков, первый вице-президент, глава блока рынков капитала Газпромбанка, который выступил одним из организаторов сделки.

ЧТПЗ в четверг разместил евробонды на $300 млн долларов с доходностью в размере 4,5% годовых. Первоначальный ориентир доходности составлял 4,75-5% годовых, затем был пересмотрен до 4,625-4,75% годовых. Организаторами выступили Газпромбанк, Citi, J.P. Morgan, Societe Generale и Ренессанс капитал.

По словам Шулакова, инвесторы из Великобритании приобрели 30% выпуска, из континентальной Европы — 23%, из Азии — 14%, американские инвесторы — 5%. На российских инвесторов пришлось 28% от объема размещения. Управляющие компании и фонды купили 52%, банки — 48%.

Спрос на пике составлял $1 млрд, а в финальной книге — $825 млн от 95 инвесторов, что означает почти трехкратную переподписку, сообщил он.

Компания 5-12 сентября провела в Москве, Цюрихе, Франкфурте, Нью-Йорке и Лондоне встречи с инвесторами, посвященные возможному размещению евробондов.

ФАС рассчитывает на введение осенью формулы цены для закупки ТБД Газпромом

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России рассчитывает, что формула цены для закупки Газпромом труб большого диаметра (ТБД) будет введена осенью, сообщил журналистам замглавы ведомства Андрей Цариковский.

"Нам более активно надо было поработать с Минпромом, с хозяйствующими субъектами, потому что там новая редакция должна быть. Саму по себе идеологию поддерживают практически все, но сами формулы надо сейчас подкорректировать", — сказал он.

"Это наша недоработка, мы должны были активнее работать. Мы о ней не забываем, считаем очень нужной. Рассчитываем, где-то, может быть, осенью выпустить", — сказал замглавы Андрей Цариковский.

В феврале Минпромторг РФ направил Газпрому предложения по изменениям в стандарт закупок труб газовым концерном для обеспечения равных прав поставщиков, предложив, в частности, определять начальную минимальную цену аукционов по формуле. Как говорилось в письме за подписью замминистра Виктора Евтухова, стандарт закупок ТБД организациями Газпрома актуализирован совместно с ФАС и при участии трубных компаний.

Основными предложениями положений стандарта, как говорилось в письме, являются: необходимость проведения Газпромом повторного аукциона на улучшенных условиях в случае, если первоначальная процедура закупки признана несостоявшейся; невозможность заключения "Газпромом" договора с единственным поставщиком по итогам проведенной процедуры закупки на отличных от нее условиях; определение начальной минимальной цены в соответствии с формулой.

Ранее глава Минпромторга Денис Мантуров провел рабочую встречу для урегулирования разногласий относительно механизма закупок труб между их производителями и Газпромом. Источники, близкие к участникам совещания, рассказывали, что на этом мероприятии производители труб высказали претензии к закупочной политике Газпрома, которая, на их взгляд, перестала соответствовать принципам прозрачности и равнодоступности для российских производителей ТБД. Производители, в частности, предложили ввести стандарт закупок для Газпрома и представлять им информацию о потребности компании в трубах на 2019-2022 гг.

ММК представил достижения в сфере управления безопасностью труда

Представители Магнитогорского металлургического комбината приняли участие во II конгрессе Ассоциации «Русская сталь» по охране труда, промышленной и экологической безопасности, который состоялся в Старом Осколе. Ежегодные инвестиции ММК в охрану труда составляют около 2,5 млрд руб.

Мероприятие, прошедшее 10-11 сентября на площадке Оскольского электрометаллургического комбината (входит в Металлоинвест), собрало представителей ведущих компаний металлургической отрасли и других секторов экономики, органов власти, научных, образовательных и экспертных учреждений.

Магнитку на форуме представляли директор по охране труда, промышленной безопасности и экологии Григорий Щуров и начальник управления охраны труда и промышленной безопасности Алексей Бельтюков. ММК не первый год успешно осуществляет комплексную программу повышения безопасности на производстве, результатом которой стало существенное снижение травматизма.

«Статистика травматизма в 2019 году по сравнению с 2016 годом подтверждает успехи проводимых мероприятий по совершенствованию систем безопасности на ММК, – отметил Алексей Бельтюков в ходе форума. – Так, принятый в международной практике аналитический показатель LTIFR (частота травм с потерей трудоспособности) за указанный период снижен на 15%, а LTISR (тяжесть травм, влекущих потерю трудоспособности) – на 44%».

Компания широко внедряет современные инструменты автоматизации и цифровизации в сфере охраны труда и промышленной безопасности. В числе наиболее инновационных решений – цифровой модуль управления происшествиями, в котором собрана и систематизирована информация обо всех происшествиях за десять лет. Алгоритм программы основан на принципах искусственного интеллекта (AI) и не имеет аналогов на российских металлургических предприятиях.

С 2018 года на ММК действует уникальный в масштабах страны учебно-тренировочный полигон – «Школа безопасности». Здесь можно на практике получить навыки того, как безопасно и эффективно выполнять работу в различных условиях (например, на высоте). За прошлый год в школе прошли подготовку более 4000 рабочих.

Стратегическая цель компании в области промышленной безопасности и охраны труда – полное исключение несчастных случаев с летальным исходом и достижение лидирующих позиций среди мировых металлургических компаний по ключевым показателям в области охраны труда и промышленной безопасности. В 2017 году фактические затраты ММК на охрану труда составили 2,2 млрд рублей; по итогам прошлого года – порядка 2,5 млрд рублей.

СМЦ - связующее звено между металлургами и потребителями

Сервисные металлоцентры получили довольно широкое развитие в России за последние 25 лет. Многие СМЦ в настоящее время представляют собой современные производственные комплекса по профилированию, гибке, порезке и другой переработке металлопродукции.

Какие тренды в настоящее время характерны для данной отрасли, и каковы перспективы ее дальнейшего развития в нашей стране? Ответить на эти вопросы постараются эксперты 10-й Общероссийской конференции «Сервисные металлоцентры России», которая пройдет 12-13 сентября в Санкт-Петербурге, в Grand Hotel Emerald.

Свои выступления представят А.Кузьмин, начальник Департамента продаж по РФ ММК, А.Едапин, главный специалист Группы НЛМК, И.Груздев, руководитель направления продаж проката сервисным металлоцентрам компании Северсталь, Н.Берёза, директор по продажам проектных решений ЕВРАЗа, Е.Балбашева, директор по маркетингу ЕВРАЗ Металл Инпром, А.Малышев, генеральный директор УПТК-65., И.Ветер, директор Северсталь-СМЦ-Всеволожск, Р.Нафигин, коммерческий директор Центрального филиала Компании Металл Профиль, М.Якубовский, коммерческий директор филиала ГК ДиПОС в Санкт-Петербурге, А.Бредихин, генеральный директор компании Кама-Трейд Татарстан, А.Поляшенко, генеральный директор Балтийской металлургической компании, А.Соседко, генеральный директор ГК Феррум, А.Протопопов, председатель совета директоров Аркада-МБ, Д.Улунцев, заместитель коммерческого директора по маркетингу компании Феррит, Д.Головкин, начальник отдела сбыта Уральской металлообрабатывающей компании, А.Ксенофонтов, руководитель проекта компании Глобус-Сталь, В.Колос, глава представительства Белорусской универсальной товарной биржи в РФ, С.Притула, руководитель завода горячего цинкования компании Агрисовгаз в Санкт-Петербурге, Д.Куракин, менеджер проектов TRUMPF и др.

Участниками конференции станут более 100 топ-менеджеров и руководителей сервисных металлоцентров, предприятий – производителей металлопродукции, поставщиков плоского и сортового проката, труб для переработки, разработчиков оборудования для СМЦ, металлоторговых фирм, отраслевых союзов, научно-исследовательских институтов и инженерно-конструкторских бюро.

Также в рамках программы состоится экскурсионно-ознакомительная поездка на производство Северсталь-СМЦ-Всеволожск и УПТК-65.

Осталось совсем немного времени для начала конференции. Программу мероприятия можно посмотреть здесь  Приглашаем принять участие!

Златоустовский ЭМЗ нарастил выпуск сортового проката

Златоустовский электрометаллургический завод в августе 2019 г. отработал с перевыполнением планового задания сразу по нескольким основным показателям. В частности, по объёмам выплавки — предприятие произвело 4 791 тонну жидкой стали, превысив план на 2,5%, сообщает пресс-служба предприятие.

«Плановое задание месяца перевыполнили как электросталеплавильный цех №2, сдавший 4 256 т, так и ЭСПЦ-3, где участок электрошлакового переплава отработал на 114,1%, а участок вакуумно-дугового переплава — на 104,7%. При этом существенную долю (около 50%) в общем объёме выплавки составили нержавеющие никелесодержащие стали и сплавы.

Достойных производственных результатов достигли не только в сталеплавильном, но и в передельном секторе: в прокатном цехе №1 на протяжении августа было произведено 2 937 т сортового металлопроката, 80% из которых — сталь высоколегированных нержавеющих марок. Сверхплановых показателей удалось достичь коллективам стана «1150» (3 968 т, 103,1%), стана «750» (2 837 т, 102%), стана «400» (828 т, 100,8%), а также мелкосортного прокатного стана «280» (212 т, 110,1%).

По итогам августа предприятием сдано на склад 3147 тонн высококачественной металлопродукции, что соответствует 104,1% от плана.

Российский и мировой рынок стали: 25 августа — 1 сентября 2019 г.

Таможенная война между США и Китаем выходит на новый виток. С 1 сентября вступили в силу новые пошлины на китайскую и американскую продукцию. Тарифами в размере до 30% облагается уже весь китайский экспорт в США, а китайцы окончательно притормозили закупки в Штатах сжиженного природного газа, нефти и сельхозпродукции. И это уже серьезно, поскольку наносит реальный ущерб экономике обеих стран.

В конце августа в США снова пошли вниз цены на стальную продукцию. Пока не сильно — на $10-15 за т по сравнению с серединой месяца, но спад, похоже, продолжится и в ближайшие недели.

В Китае последствия еще более заметны. Прежде всего, китайские компании понесут существенно большие потери только в силу того, что их экспорт в США на десятки миллиардов долларов в месяц превышает поставки американских товаров в КНР. В последних числах августа стоимость арматуры в Китае упала до 26-месячного минимума, отражая, прежде всего, неуверенность поставщиков и потребителей стальной продукции в ближайших перспективах национальной экономики. Стоит заметить, что на торгах Шанхайской фьючерсной биржи январские котировки на прокат на $30-40 за т ниже, чем по ближайшим октябрьским контрактам.

Юань за прошедший месяц подешевел более чем на 4% по отношению к доллару, что для валюты, претендующей на звание международной, очень много. Сейчас его курс находится на минимальной отметке с лета 2008 г. За последнюю неделю понизились и экспортные котировки на стальную продукцию. В конце августа они лишь незначительно превышали уровень января текущего года.

Китайское правительство, чтобы погасить волну негатива, объявило о принятии 20 новых мер по стимулированию внутреннего потребления. К ним, в частности, относятся дополнительное финансирование инфраструктурных проектов, поддержка автомобильного рынка, предоставление возможности обмена старой бытовой электроники на новую и т. д. Однако пока что властям КНР все-таки не получается в полной мере компенсировать эффект американского давления, особенно, учитывая высокую напряженность в Гонконге, возникшую при активном участии тех же США.

Все это происходит на фоне экономики, погружающуюся в самую настоящую глобальную депрессию. Как заявил в выступлении после саммита «Семерки» президент Франции Эммануэль Макрон, современная рыночная экономическая модель переживает глубочайший кризис. В мире резко усиливается неравенство, состоявшийся на рубеже XX-XXI веков перенос промышленных мощностей в страны «третьего мира» подорвал стабильность западного общества. Вследствие этого, по словам Макрона, Запад утрачивает гегемонию в мире. Впереди — новые смутные времена, которые, скорее всего, не обойдутся без экономических и политических потрясений.

Россия, внедрив у себя такую же рыночную экономику, сталкивается с теми же проблемами. На отечественном рынке стали тоже углубляется спад, причиной которого является, прежде всего, сужение внутреннего спроса. Лихорадит стройку, а вместе с ней валится рынок арматуры. За последние две недели ее производители дважды пересматривали заводские цены на сентябрь, опустив их в общей сложности на 2-2,5 тыс. руб. за т. И это, наверное, еще не предел отступления, поскольку активизации строительного сектора в ближайшем будущем никто не ждет.

Спотовые цены на листовой прокат пока относительно стабильны. Но дистрибьюторы ждут как манны небесной уступок со стороны металлургических комбинатов, которые действительно задрали стоимость этой продукции до неприличия, особенно, учитывая ее удешевление на экспорте. Возможно, производители пока имеют достаточно заказов по прямым договорам с крупными потребителями, но в сфере среднего бизнеса, который является основным клиентом металлотрейдеров, произошел настоящий обвал. Нет ни денег, ни капиталовложений, ни спроса на металл.

Низкие доходы российского населения в конце августа вызвали обеспокоенность даже у президента. А скандал с медиками из Нижнего Тагила только подтвердил предельную актуальность этой проблемы. В России усиливается то самое неравенство, о котором сетовал Эммануэль Макрон. Вопиющий разрыв в доходах между «начальством» и реальными исполнителями, на которых, собственно, и держится экономика страны, возник, конечно, не вчера, но продолжающееся снижение уровня жизни широких масс населения делает его нестерпимым.

Увы, простых решений у сложных проблем не бывает. Более того, напрашивающиеся меры наподобие внедрения прогрессивной шкалы налогообложения имеющееся неравенство не сильно смягчат. Любой начальник или чиновник достаточно высокого ранга всегда найдет возможность компенсировать лично себе любимому увеличившийся подоходный налог. Как говорится, нам нужно, чтобы не стало бедных, а не богатых.

В 2003-2013 гг. эта задача решалась благодаря кратному увеличению доходов государства и бизнеса от повышения цен на энергоносители. Но с 2014 г. этот механизм, к сожалению, начал работать в обратную сторону. Фактически российскому государству пришлось ограбить бизнес (преимущественно, мелкий и средний) и заставить население затянуть пояса, чтобы компенсировать падение поступлений от экспорта нефти и газа.

В последние полтора года российские финансы еще больше сконцентрировались в бюджете, обеспечивая ресурсной базой национальные проекты. Однако эта схема пока не работает. Бизнесу пришлось сократить свои расходы на инвестиции и оплату труда, а государство не в состоянии запустить накопленные средства в экономику. Безусловно, реализация проектов стартовала, но в совершенно недостаточных масштабах, чтобы дать экономике желанный толчок.

Что еще можно сделать в создавшейся ситуации? Вообще, богатство создают сверхприбыли, которые проще всего реализовать в международной торговле. Для этого надо уметь делать или добывать что-то очень нужное, чтобы его продажа принесла солидный доход, который можно будет разделить между бизнесом, государством и населением. Именно так в свое время поднялись западные страны, азиатские «тигры», а потом Китай.

Понятно, что дорогостоящие нефть и газ докризисных времен заменить чем-то адекватным очень тяжело, но кое-что в этом отношении все-таки делается. Россия стала мировым технологическим лидером в атомной энергетике, понемногу преодолевает отставание от лидеров в авиастроении (в этом плане очень хорошие перспективы имеет самолет МС-21), повышает свою востребованность на специфическом оружейном рынке. Таких ниш, к сожалению, пока мало, но процессы потихоньку идут.

Второе перспективное направление — это таки импортозамещение. Но здесь уже, так сказать, сняты сливки, поэтому освоение новых видов импортозамещающей продукции требует согласованной долгосрочной стратегической политики государства и бизнеса. В частности, достаточно много внимания уделяется станкостроению, но ведь есть ее непаханое поле в таких областях как нержавеющая сталь и готовая продукция из нее, а также легкая промышленность, компьютерная техника и бытовая электроника. Пока большую часть российского экспорта составляют сырье и товары первичной переработки (например, стальные полуфабрикаты), оплата труда будет всегда считаться затратами, а не ресурсом.

Судя по результатам завершившегося в конце августа в Казани Чемпионата мира по профессиональному мастерству WorldSkills, на котором Россия заняла второе место в командном зачете, уступив только Китаю, нужные знания и компетенции у нас есть. Главное, чтобы они были востребованы и по достоинству оценены.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференциях "Сервисные металлоцентры России" (Санкт-Петербург, 12-13 сентября), "Проволока-Крепеж" (Москва, 25-26 сентября), "Рынок металлов Центральной Азии" (Ташкент, 10-11 октября).

На Таштагольский рудник ЕВРАЗа поступила первая самоходная техника

В рамках инвестиционного проекта ЕВРАЗа по реконструкции Таштагольского рудника на предприятие поступила первая самоходная техника. Проходческая буровая установка, машина очистного бурения и погрузочно-доставочная машина введены в эксплуатацию на горизонте минус 280 метров. До конца текущего года на рудник поступят еще три единицы спецтехники. Полностью укомплектовать парк из двадцати основных и двенадцати вспомогательных самоходных машин ЕВРАЗ планирует к 2021 году.

Самоходное горное оборудование на пневмоколесном ходу обладает высокой проходимостью, маневренностью и мобильностью и при необходимости может легко перенаправляться с одного участка на другой. Данная спецтехника существенно увеличивает производительность труда на всех стадиях подготовки и добычи руды, снижает себестоимость продукции и делает работу горняков безопасной.

Переход с традиционной технологии ведения горных работ на технологию с самоходным оборудованием потребовал квалифицированных кадров. Более 100 сотрудников Таштагольского рудника прошли обучение, из них укомплектованы экипажи для работы на новых машинах.

Впервые в ЕВРАЗе самоходную технику применили в 2014 году на Шерегешском руднике, где она успешно работает до сих пор. В мае 2018 года провели оценку работы машин в условиях Таштагольского рудника: арендованная погрузочно-доставочная машина и буровая установка показали хорошие результаты на проходческих работах.

Проект реконструкции Таштагольского рудника направлен на увеличение объемов добычи железной руды с 2,2 млн тонн до 3,25 млн тонн в год. Инвестиции ЕВРАЗа составят около 6,8 млрд рублей. Реализация проекта также предполагает запуск в работу скипового ствола «Сибиряк», реконструкцию действующего закладочного комплекса с увеличением его мощности в два раза, а также модернизацию станции очистки шахтных вод и административно-бытового комбината предприятия.

Балансовые запасы Таштагольского рудника в пределах горного отвода до горизонта минус 350 метров составляют 53,8 млн тонн руды с содержанием железа 40,3 %. В настоящее время добыча ведется на трех участках: юго-восточном, восточном и северо-западном. Первичный концентрат с рудника поступает на Абагурскую обогатительную фабрику и после вторичного обогащения в полном объеме отправляется на ЕВРАЗ ЗСМК.

За шесть месяцев ВИЗ-Сталь выпустила 86 тысяч тонн продукции

Ведущий мировой производитель трансформаторного проката ВИЗ-Сталь (входит в Группу НЛМК) в первом полугодии выпустил 86 тыс. тонн продукции при 100% загрузке производственных мощностей.

Объемы продаж трансформаторного проката составили 83 тыс. тонн. Показатели производства и продаж соответствуют уровню аналогичного периода 2018 года.

В общем объеме продаж 86% составили экспортные поставки. Ключевыми направлениями сбыта стали Индия, страны Ближнего Востока и Северной Америки.

Российский и мировой рынок стали: 1-8 сентября 2019 г.

Цены на стальную продукцию на мировом и российском рынке продолжают снижаться. В первую неделю сентября дистрибьюторы в очередной раз уменьшили котировки на арматуру в прайс-листах. Сбавили цены и металлургические компании. Причем весьма вероятно, что до конца текущего месяца будут новые коррекции. Началось понижение и в секторе листового проката, где производители ранее стремились пролонгировать августовские контракты на следующий месяц.

Одна из причин этого спада на российском рынке проката заключается в ухудшении экспортной конъюнктуры. Заготовка обвалилась до минимальной отметки с весны 2017 г., а горячекатаные рулоны отечественного производства впервые с января подешевели до немногим более $450 за т FOB. И «дно», судя по всему, еще не достигнуто. Видимый спрос на стальную продукцию везде сократился. В смутные времена, когда депрессия в мировой экономике грозит перерасти в широкомасштабный кризис, никто не хочет ни покупать, ни инвестировать.

Отдельной проблемой стала конкуренция со стороны индийских компаний, которые ведут себя точь в точь как китайские производители в 2015 г. Испытывая проблемы со сбытом внутри страны, они отчаянно демпингуют на внешних рынках, сбивая цены. В Азии индийская заготовка предлагается фактически вровень с иранской, а горячекатаный прокат на Дальнем Востоке упал до $450 за т CFR, устанавливая новый ориентир для покупателей.

Индия, равно как и Китай, слишком активно стимулировала экономический рост за счет банковских кредитов. За последние годы местные банки выдали сотни миллиардов долларов займов на финансирование строительных и инфраструктурных проектов, создание новых промышленных мощностей, внедрение цифровых технологий и расширение сети телекоммуникаций. Однако когда пришло время расплачиваться, оказалось, что слишком много таких кредитов перешло в разряд проблемных. Банки отказываются предоставлять новые, что и привело к торможению темпов экономического роста, падению объемов строительных работ, сокращению выпуска автомобилей и других транспортных средств. Соответственно, значительно уменьшился и спрос на стальную продукцию, который еще недавно рос рекордно высокими темпами.

Текущие индийские проблемы наглядно демонстрируют рискованность экономической модели развития в кредит, которая имеет немало сторонников в России. Более-менее успешно ее реализует пока что только Китай, но там «подпорками» для нее выступают огромные валютные запасы и финансовые ресурсы, сосредоточенные в крупнейших госбанках, обширнейшие государственные программы капиталовложений и резервы для роста за счет расширения внутреннего потребления, которое, со своей стороны, базируется на великолепно развитых экспортных отраслях «мастерской мира». Убери из этого перечня хотя бы один элемент, и сразу же возникнут большие сложности, с которыми, в частности, столкнулась сейчас Индия.

В отличие от Китая с его интенсивным государственным стимулированием и западных стран, где накаливающиеся долги рефинансируются под минимальную ставку, индийские банки стараются играть «правильно», требуя возврата кредитов. Для ряда национальных металлургических компаний, пытавшихся реализовывать широкомасштабные инвестиционные проекты за счет заемных средств, это уже обернулось банкротствами и распродажей активов в 2017-2018 гг. Этот процесс непосредственно затронул более 15% мощностей в индийской металлургической промышленности и не завершился до сих пор. Теперь то же самое может произойти и в других отраслях экономики страны.

Именно по этой причине российские проекты, претендующие на получение кредитов из Фонда развития промышленности или заключение специальных инвестиционных контрактов (СПИКов), проходят через такой жесткий отбор. Хорошо это или плохо, но Россия старается жить по нормальным экономическим законам, не пытаясь заливать финансовую систему дутыми деньгами и назначая им реальную цену. Другое дело, что ключевая ставка, хоть и только что сниженная Центробанком РФ до 7%, явно великовата, ведь большая часть российского реального сектора фактически живет в условиях, скорее, дефляции, чем инфляции. Но, по крайней мере, это игра с понятными правилами и просчитываемыми последствиями.

Первая неделя сентября ознаменовалась в России, прежде всего, очередным (уже пятым) Восточным экономическим форумом, на котором было заключено порядка 270 соглашений на общую сумму 3,4 трлн. руб. Конечно, «обещать — не значит жениться», но многие проекты, анонсированные в последние дни во Владивостоке, точно будут реализованы. Россия активно осваивает Арктику, расширяет добычу сырья, наращивает производство сжиженного природного газа. Это создает спрос на продукцию широкого ряда отраслей отечественной экономики — судостроения, трубопрокатной промышленности, производства оборудования, а в конечном итоге — и металлургии.

Медленно, с большими задержками, но постепенно проясняется ситуация с крупнейшими инфраструктурными проектами. Это, в частности, возведение мостов через Лену и пролив Невельского, строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали. Все эти стройки имеют несомненно большое значение для всей страны, однако их непосредственный экономический эффект довольно спорный. Вот в правительстве и продолжают считать. Там, очевидно, предпочитают отмерить не семь, а семьдесят семь раз, а уже потом браться за ножницы (или, точнее, развязывать мошну).

Вообще, такое впечатление, что быстро у нас в последнее время строят, лишь когда поджимают конкретные сроки наподобие Олимпиады или Чемпионата мира по футболу, либо если возникает срочная политическая необходимость, как это было с Крымским мостом. Стоит немного ослабить контроль, и тут же получается сплошной космодром «Восточный». Поэтому, наверное, и с национальными проектами идет ни шатко ни валко. Все тонет в бесконечных увязках, согласованиях и процедурах, так что даже воли первых лиц государства не хватает для ускорения процесса.

Министерство экономического развития и Центробанк, похоже, окончательно смирились с тем, что быстро и хорошо бывает все только на бумаге. Банк России в своем прогнозе уже сдвинул вниз ожидаемые темпы роста в 2019-2021 гг., причем на текущий год они оцениваются только в 0,8-1,3%. А ускорение до 2-3%, непосредственно связанное с реализацией национальных проектов, сдвигается до 2022 г.

В общем, на ближайшее время всем нам придется набраться терпения. Нет, проблемы отечественной экономики постепенно решаются, решения принимаются и даже порой исполняются, началось наведение порядка в ряде регионов, где в последние год-полтора сменились губернаторы. Просто все это происходит в рабочем порядке, а он у нас, как правило, ох уж и неторопливый!

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференциях "Сервисные металлоцентры России" (Санкт-Петербург, 12-13 сентября), "Проволока-Крепеж" (Москва, 25-26 сентября), "Рынок металлов Центральной Азии" (Ташкент, 10-11 октября).

Коршуновский ГОК увеличил производство ЖРК

Коршуновский ГОК (КГОК, входит в Группу «Мечел») в июле 2019 года увеличил производство железорудного концентрата на 15% по сравнению с предыдущим месяцем, сообщает пресс-служба предприятия.
Объем производства составил 228 тыс. тонн. Произведенная продукция была отгружена на Челябинский металлургический комбинат (также входит в Группу «Мечел»).

Положительная динамика в работе комбината сохраняется и по другим производственным показателям - добыча руды в июле дала прирост 58%, производство вскрыши 23%.

«Реализация программы технического перевооружения и ремонтных мероприятий послужат дальнейшему наращиванию объемов добычи железной руды», – отметил управляющий директор КГОК Михаил Мажукин.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выделив текст с ошибкой и нажав сочетание кнопок Ctrl+Enter